Иконы и фрески

Троица Ветхозаветная
Андрей Рублев, 1410-е гг.
Иван Шмелев «Лето Господне»
Ссылки
Поделиться:
Главная
Богословие
Проповеди
Протоиерей Николай Иванов

Статья публикуется в интернете впервые

О Святом Духе как Божественной Ипостаси

Святой Дух есть третье Лицо Пресвятой Троицы. В Священном Писании Святой Дух изображается такими чертами, которые явно характеризуют Его как Существо Божественное, Бога. Иисус Христос по воскресении Своем, посылая апостолов на проповедь, сказал: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф. 28, 19). Здесь Святой Дух обозначается как третье Лицо Святой Троицы и Ему усваивается Божественное достоинство.

В разных местах Священного Писания, упоминающих о всех трех Божеских Лицах, нет той мысли, что Дух Святой является Лицом, третьим по достоинству. Божественные Лица упоминаются в текстах Священного Писания в различном порядке, что несомненно говорит о их равночестии. Иногда на первом месте стоит имя Отца, на втором Сына, на третьем — Святого Духа (Мф. 28, 19), иногда — на первом месте — Отца, на втором — Святого Духа, на третьем Сына (1 Петр. 1, 2), а иногда на первом — Сына, на втором — Отца, на третьем — Святого Духа (2 Коринф. 13, 13).

Вообще в Священном Писании Духу Святому усвояются свойства и дела истинного Бога. О животворящей, оживляющей деятельности Святого Духа говорится уже в первых строках Божественного Писания, когда повествуется о начале творения видимого мира: «Дух Божий носился над водою» (Быт. 1, 2), каковое выражение с еврейского текста буквальнее и точнее можно перевести: Дух Божий «оживотворял» воду, то есть первобытный хаос, влагая в это безжизненное вещество элементы жизни, которые потом выявлялись в дальнейшем творении мира («да произрастит земля зелень...», «произведет вода пресмыкающихся...», «да произведет земля душу живую...» — Быт. 1; 11, 20, 24). Поэтому в Символе веры Дух Святой называется «Животворящим», то есть оживляющим, дающим жизнь всем тварям.

Иисус Христос на Тайной Вечери говорит ученикам Своим, что к ним будет ниспослан Дух истины, Который от Отца исходит. И по неложному обетованию Христову Дух Святой, истинный, сошел в день Пятидесятницы в виде огненных языков и с того времени неизменно пребывает в Церкви, обитает в живых членах ее. Поэтому апостол Павел называет христиан то храмом Духа Святого (1 Коринф. 6, 19), то храмом Божиим (1 Коринф. 3, 16; 2 Коринф. 6, 16), напоминая им, что Дух Божий живет в них; следовательно, по слову апостола, Дух Святой есть Бог.

Еще более ясно о Божестве Святого Духа говорится в пятой главе Деяний апостольских, где Святой Дух определенно называется Богом. Апостол Петр говорит Анании: «Для чего ты допустил сатане вложить в сердце твое мысль солгать Духу Святому?.. ты солгал не человекам, а Богу» (Деян. 5, 3—4). Смысл речи здесь такой: когда Анания, утаив часть из цены за проданное им село, вздумал скрыть свой поступок от апостолов, как от людей, тогда Петр, вразумляя виновного, высказывает в основном такую мысль: «Не нам солгал ты, но Духу Святому, в нас обитающему; не людей ты обманул, но думал обмануть Бога». Об этом же говорит и тяжесть наказания (смерть).

В Евангелии от Матфея приведены слова Спасителя: «...всякий грех и хула простятся человекам; а хула на Духа не простится человекам. Если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святого, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем» (Мф. 12, 31—32). Апостол Павел пишет о Святом Духе: «Дух всё проницает, и глубины Божии» (1 Коринф. 2, 10), то есть приписывает Духу Святому не только ведение всего, но даже ведение таин Божиих; хотя, по словам того же апостола Павла, ни один сотворенный дух не может постичь тайны ума Господня (Римл. 11, 34), тем менее может постигать непостижимое Существо Божие; Дух же Святой, по словам апостола, проницает не только всё творение, но и самые неисследимые глубины Божии. Ясно, что в приведенном месте высказывается утверждение о Божестве Святого Духа и о его Божественном всеведении. Это сравнение отношения Духа Божия к Богу с отношением духа человеческого к человеку уже ясно выражает мысль, что Дух Божий имеет Божественную природу.

Ефесским христианам апостол Павел пишет: «Не оскорбляйте Святого Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления» (Ефес. 4, 30). Здесь явно высказывается мысль, что Дух Святой пребывает вблизи всех, хотя бы и живущих в разных местах. То же самое читаем мы и в 12-й главе его послания к Коринфянам, где говорится о раздаянии даров Святого Духа: «Всё же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно» (1 Коринф. 12, 11). Оба эти текста ясно говорят о вездеприсутствии Святого Духа, то есть о Его божественном свойстве.

Священное Писание, усвояя Святому Духу свойства Божии, изображает Его источником истины и святости, Духом всеведущим (Ин. 14, 26), Духом истины (Ин. 15, 26). Всё, что Им внушается, есть совершенная истина, пророчества Его верны, учение Его непреложно. Он возбуждает к святости совершенной (1 Коринф. 3, 16; 12, 8—9), к молитве чистой: «...мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными» (Римл. 8, 26). А таким образом может действовать только единый, истинный и святой источник истины и святости — Бог. Тот, Кто подает апостолам дары необыкновенные — пророчества, чудеса, дар языков и проч., конечно, должен быть признан за Всемогущего. А это есть Дух Святой, Который раздает дары по высочайшему изволению (1 Коринф. 12, 4—11).

С именем Св. Духа в Свящ. Писании соединяется понятие о Личности или о Существе, обладающем самосознанием и волею. Спаситель говорит: «Когда же приидет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину: ибо не от Себя говорить будет, но будет говорить, что услышит, и будущее возвестит вам. Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет и возвестит вам» (Ин. 16, 13—14). Здесь со словом Дух соединяется не отвлеченная мысль о просвещающей благодати Божией, а мысль об определенной Личности, Которая учит, говорит, слушает, рассуждает, принимает, предсказывает будущее. Далее, в той же беседе с учениками Своими (Ин. 14, 16 и 26; Ин. 15, 26). Иисус Христос называет Святого Духа Утешителем, Который должен пребывать с верующими и свидетельствовать об Иисусе ученикам Иисусовым. Это сравнение Святого Духа с другими Божественными Личностями, это наименование и это действие Духа, приложимые только к Личности, показывают в Святом Духе не отвлеченное какое-либо понятие, но Существо, действующее с самосознанием и волею.

По учению святых апостолов, Святой Дух говорит устами пророков (2 Петр 1, 21; Деян. 1, 16), поставляет пастырей пасти Церковь Христову (Деян. 20, 28). Апостол Павел в первом послании к Коринфянам (12, 1—11) преподает пространное наставление о различии духовных дарований и здесь же ясно различает от этих последних их Раздаятеля — Святого Духа, при том так, что показывает в Раздаятеле и разумение, и свободную волю, и могущество: «Дары различны, но Дух один и тот же» (ст. 4); «все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно» (ст. 11). Итак, по учению откровения, Святой Дух есть самостоятельная Божественная Личность.

Чем же отличается Святой Дух от Бога Отца и Бога Сына? В чем состоит личное свойство Бога Духа Святого? Об этом Символ веры учит так: (верую) «в Духа Святого... от Отца исходящего». Эти слова Символа веры точным образом взяты из беседы Спасителя. Пред Своим отшествием на небо Христос так сказал ученикам Своим: «Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне» (Ин. 15, 26). В этих словах содержится учение о личном свойстве Святого Духа, именно, об исхождении Святого Духа от Отца. В этих словах Спасителя, кроме главной мысли (то есть той, что Дух будет свидетельствовать о Сыне), заключаются две следующие мысли: а) Дух истины будет послан Иисусом Христом к апостолам и б) Дух истины от Отца исходит. Дух истины исходит и Дух посылается, это — два состояния Духа совершенно различные: в первом разумеется вечное, безначальное исхождение Святого Духа, которое и составляет собственно Его личное свойство; во втором разумеется временное, то есть начавшееся с известного времени исхождение Святого Духа на тварей или посольство в мир, каковое свойство не относится к внутренним свойствам самой Ипостаси Святого Духа, а есть нечто внешнее, преходящее, и усвояется как Святому Духу, так и Сыну (Ин. 16, 28—29).

Двоякое исхождение Святого Духа: вечное, ипостасное, от Отца, и временное от Отца и Сына усматривается уже из различных грамматических форм, в которых поставлены глаголы: «пошлю» и «исходит». Первый глагол поставлен в будущем времени, которое обозначает, что действие еще только произойдет после, а в данный момент оно еще не существует, то есть в момент произнесения этих слов Спасителя посольство Им Святого Духа еще не имело места, а должно было произойти после. То же самое посольство Спаситель еще раз обозначал в будущем времени, свидетельствуя об Отце: «даст вам другого Утешителя» (Ин. 14, 16), «Дух Святой, Которого пошлет Отец во имя Мое» (Ин. 14, 26), и о самом Себе: «Которого Я пошлю вам от Отца» (Ин. 15, 26).

Если же здесь говорится о таком действии, которое в один момент времени не существует, а в другой существует, то, очевидно, это действие временного характера, то есть совершающееся только в тот или другой момент времени, но не вечное, постоянное, никогда не прерывающееся, изначальное, каковым характером только и может быть личное, Ипостасное свойство вечного, безначального Бога Духа Святого. Другой глагол стоит в настоящем времени: «исходит»; эта глагольная форма более всего подходит к обозначению состояния вечности, то есть непреходящего и неизменяющегося исхождения Святого Духа, подобно тому, как для обозначения и Своей вечности Спаситель употребил глагол в настоящем времени, сказав: «...прежде, нежели был Авраам, Я есмь» (Ин. 8, 58). Таким образом дается основание для заключения, что слова Спасителя о Святом Духе — «от Отца исходит» содержат учение о Личном Ипостасном исхождении Св. Духа только от Отца.

Затем, по ходу и построению речи, вводная мысль вообще всегда заключает в себе что-нибудь отличное от мыслей основного предложения; слова: «Который исходит от Отца» представляют собой вводное предложение, поэтому нужно заключить, что и слово «исходит» выражает не ту же мысль, а иную, чем слово «пошлю». Наоборот, если бы словом «пошлю» выражалось то же, что словом «исходит», то мы должны бы допустить в речи Спасителя странное тождесловие. Ее надобно было бы тогда читать так: «когда придет Утешитель, Которого Я пошлю от Отца, Дух истины, Который от Отца посылается, Он засвидетельствует обо Мне»; тождесловие здесь тем более странное, что предыдущие слова и без того уже усилены.

Обозначение словами Спасителя: «Который от Отца исходит» мысли о Личном, вечном, а не временном исхождении Св. Духа от Отца, открывается и из цели, с которою произнесены эти слова. Вся беседа (Ин. главы 14—16), в которой они находятся, направлена была Спасителем преимущественно к тому, чтобы утешить учеников Своих перед близкой разлукой с Ним. Для этого Он дает ученикам Своим обещание послать к ним, вместо Себя, Духа Святого, и сперва называет Его «другим Утешителем», Который пребудет с ними вовек (Ин. 14, 16), далее «Духом истины», Который научит их всему и напомнит им всё, слышанное ими от своего Божественного Учителя (26-й стих), и затем присоединяет, что этот будущий Утешитель, этот Дух истины не есть какое-либо творение, а «от Отца исходит», то есть имеет вечное бытие от Бога, и следовательно, есть Лицо Божеское (Ин. 15, 26).

Это прибавление необходимо для обозначения цели, ибо без этого утешение апостолов не могло быть полным, так как только теперь они могли убедиться, что будущий их Наставник, как Лицо Божеское, действительно, в состоянии заменить для них Того, с Кем им предстояла разлука, и Кого признавали они истинным Сыном Божиим, «от Бога исшедшим» (Ин. 16, 30; Мф. 16, 16). Это прибавление о Св. Духе необходимо было тем более, что прежде, хотя Спаситель нередко говорил апостолам о Св. Духе, Он ни разу еще не объяснил им, Кто же такой есть Дух Святой и какое Его личное достоинство. Далее, если Св. Дух посылается от Сына, то это по одинаковости Божественного естества и по порядку участия в восстановлении падшего человека, по тем же причинам, как читается в Свящ. Писании, — и Сын посылается Духом Святым (Лук. 4, 18); между тем как предвечное рождение Сына усвояется исключительно Отцу и нигде Святому Духу, следовательно и послание одного Лица от другого вовсе не предполагает происхождения одного Лица от другого.

Наконец, если бы в словах Спасителя: «Который от Отца исходит» заключалась мысль об исхождении Св. Духа от Отца и Сына, то Он сказал бы о Св. Духе: «Который от Нас исходит», или «от Отца и Меня исходит». Этому тем более надлежало бы быть, что Спаситель, утешая учеников обещанием ниспослать Св. Духа, тут же приписывает это ниспослание как Себе, так и Отцу (Ин. 15, 26; 14, 26), что Он в другом случае выражает так: «Я и Отец — одно» (Ин. 10, 30). Итак, по точным словам Спасителя, Св. Дух исходит от Отца, но посылается от Отца и Сына; первое есть неизменное, личное свойство Св. Духа; последнее — состояние временное, подобное состоянию творчества.

На основании всего этого Православная Церковь учит, что Святой Дух исходит от одного Отца, между тем, как еретики считают возможным утверждать, что Святой Дух исходит от Отца и Сына. Православная Церковь, утверждая, что Святой Дух исходит только от Отца, разумеет только вечное и ипостасное исхождение Святого Духа.

В защиту еретического учения об исхождении Святого Духа и от Сына обычно указывается на последующие слова Спасителя, в той же беседе Его к апостолам: «Еще многое имею сказать вам, но вы теперь не можете вместить. Когда же приидет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину: ибо не от Себя говорить будет, но будет говорить, что услышит, и будущее возвестит вам. Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет и возвестит вам. Все, что имеет Отец, есть Мое; потому Я сказал, что от Моего возьмет и возвестит вам» (Ин. 16, 12—15).

Здесь еретики останавливаются, во-первых, на выражении: «от Моего возьмет», и говорят: от Моего, то есть от Меня, возьмет, примет, то есть происходит. Но если допустить, что выражение: «от Моего возьмет», означают «от Меня заимствует вечное бытие, от Меня исходит», то спрашивается: почему глагол «возьмет» (приимет) — стоит в будущем времени и находится в связи со словами: «прославит» и вслед затем: «возвестит»? Разве Святой Дух еще не происходит от Сына в то время, когда Он беседовал с апостолами, а только имел произойти по вознесении Его на небеса?

Утверждать, что глаголом: «возьмет» выражается прошедшее или настоящее, значит утверждать, что и двумя другими глаголами, то есть «прославит» и «возвестит», неразрывно с ним связанными, выражается также прошедшее, или настоящее; но это было бы уже совершенное извращение смысла речи. При этом нужно обратить внимание, что Спаситель говорит: не «от Меня», а «от Моего» возьмет, то есть употребляет не личное местоимение, а другое; это выражение Христос употребляет дважды, как бы усиливая его; очевидно, не употребляя в данном месте личного местоимения относительно Себя, Христос не разумеет здесь своей Личности. Что же означают слова: «от Моего возьмет», увидим далее.

Вторым выражением, на котором останавливаются еретики, является: «Всё, что имеет Отец, есть Мое», и заключают отсюда: если все, что имеет Отец, имеет и Сын, а Отец, между прочим, имеет то свойство, что от Него исходит Дух Святой, то, следовательно, Святой Дух исходит и от Сына. Но если признать правильность такого умозаключения, то должно допустить и следующие заключения: «Отец имеет и то свойство, чтобы быть не рожденным, следовательно — и Сын; Отец имеет и то свойство, чтобы рождать Сына, следовательно — и Сын»... С другой стороны, так как Сам Сын сказал Отцу: «всё Мое Твое, и Твое Мое» (Ин. 17, 10), а Сын имеет свойство рождаться от Отца, то надобно отсюда заключить, что то же свойство имеет и Отец. Сыну принадлежит воплощение; значит — и Отцу... Единственное средство устранить все эти несообразности состоит в том, чтобы слова Спасителя: «всё, что имеет Отец, есть Мое» — принимать с ограничением, именно: «Сын, действительно, имеет всё, что имеет Отец по существу и Божеству, равно как и Отец имеет всё, что имеет Сын, но за исключением личных свойств. Так именно понимали означенное изречение и древние знаменитые учители Церкви.

Слова: «от Моего возьмет» и «всё, что имеет Отец, есть Мое» — относятся исключительно к учению, которое Сын, как приходивший на землю исполнить волю Отца для спасения людей, принял от Отца, а Святой Дух, как преемник Сына на земле в том же великом деле, имел принять от Сына. И выражение: «от Моего возьмет и возвестит вам» надобно понимать не в том смысле, что «от Меня Святой Дух позаимствует то, чего прежде не знал и не имел», ибо Святой Дух, как Бог, от века всё знает и всё имеет, но следует понимать так: Он будет продолжать то же учение, а не какое-либо другое, Он напомнит всё, что говорил Христос, восполнит то, что еще имел бы говорить, но чего ученики не могли вместить (Ин. 16, 12).

В Священном Писании Святой Дух иногда называется Духом Христовым, Духом Сына. Но это не потому, что Дух происходит от Сына, а потому, что дары Святого Духа приобретены для людей ценою Крови Христовой, и еще потому, что Святой Дух по Своим качествам совершенно одинаков с Духом Христовым (Галат. 4, 6; Филип. 1, 19).

Наконец, обращают внимание на сказание Евангелия о Спасителе, что Он, по воскресении Своем, в беседе с учениками «...дунул и говорит им: примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20, 22—23), и заключают, что, если Спаситель дуновением Своим преподал апостолам Святого Духа, то это свидетельствует о вечном исхождении Святого Духа и от Сына. Но если делать такое умозаключение, то надобно допустить, что Святой Дух исходит и от апостолов, ибо и они преподавали верующим Святого Духа (Деян. 8, 17). Утверждать же, будто самым дуновением Спасителя означается не простое дарование апостолам Святого Духа, а Его вечное исхождение, странно, как странно было бы из слов сказания Моисея о сотворении человека, что Господь «вдунул в лице его дыхание жизни» (Быт. 2, 7) — заключать о вечном исхождении нашей души от Бога. В означенном месте Евангелия (Ин. 20, 22—23) говорится о даровании Спасителем права апостолам вязать и разрешать грехи человеческие, что и ныне совершается Святым Духом в таинстве покаяния.

В каком же соотношении к Отцу и между собою находятся вечное «рождение» Сына и вечное «исхождение» Святого Духа? Как мыслит о сей великой тайне наше православное Богословие? Мы считаем, что наиболее четкое и ясное отражение православной Богословской мысли в изложении современным языком можно найти у нашего известного Богослова профессора А. Катанского. Он пишет, что православный Восток выходит при своем представлении о рождении и исхождении из идеи совокупного действия, которым Бог Отец и рождает Сына и изводит Святого Духа. Действие это может быть названо рождающе-изводящим. Сын сорождается с Духом. Дух соисходит с Сыном.

При ипостасном различии они, однако, соединенно сопроисходят от Отца, наподобие слова человеческого и дыхания, которые, при различии, так соединены одно с другим, что первое (слово) не может произойти и быть мыслимо без второго (дыхания). Так и Бог. Слово не рождается без Духа, и Дух не исходит без Слова. В Святой Троице, таким образом, мы мыслим ипостаси Сына и Духа неслитно соединенные и в самом бытии от Отца.

Согласно с представлением о бытии Лиц Святой Троицы не одного вне и подле другого, а одного в другом, мы представляем рождение Сына и исхождение Святого Духа, как рождение Слова уст Божиих в Духе (дыхании тех же уст) и Дыхание (Дух) Божественных уст, как почивающее в Слове сих уст.

Здесь, разумеется, надо еще раз подчеркнуть, что оба эти выражения: «Слово уст Божиих» и «Дыхание уст Божиих» есть лишь образные выражения и что речь идет не о тождестве между тем, что происходит в человеке и тем, что есть в Боге, но о некотором подобии в целях уяснения себе некоторых тайн Божественной жизни, приоткрытых нам в словах Божественного Откровения.

Когда мы говорим о совокупном действии Бога Отца — рождении Сына и изведении Духа Святого, то есть о рождающе-производящем Его действии, то через утверждение этой совокупности, соединенности, не отрицаем сложности сего действия и не смешиваем рождения и исхождения, подобно тому, как чрез нераздельность лиц Святой Троицы не отрицается различие ипостасей.

Употребим еще одно сравнение. Солнце действием испускания своих лучей и светит и греет. Нельзя сказать, что свет и теплота одно и то же; это два различные произведения одного и того же солнца, а, главное, одного действия солнца — испускания лучей. Следовательно, два произведения, два различных результата могут происходить из одного действия одной причины. Рождение Сына — Слова и изведение Духа — Дыхания Божия, или, по другому сравнению, как бы света и теплоты Божественных, могут быть мыслимы, как два особые, но не постижимые для нас действия одной причины — Отца.

Итак, наше восточное представление о бытии Сына и Духа состоит в следующем. Мы представляем, что оба Они происходят от Отца соединенно, совокупно, вместе, то есть Сын сорождается с исходящим Духом, Дух соисходит с рождающимся Сыном — нераздельно, хотя и неслиянно. Ни та, ни другая Ипостась, таким образом, не содействует одна другой в получении бытия от Отца и не условливает бытия другой (см. проф. А. Катанский. Об исхождении Св. Духа. «Христианское чтение», 1893 г., май — июнь, стр. 402—403).

Н. Попов (псевдоним), кандидат Богословия. О Святом Духе как Божественной ипостаси. ЖМП. 1957. № 2.

Добавить в блог

Наши проекты | Вопрос священнику | Обычаи | Богослужение | Богословие | История | Иконография | Искусство | Монастыри и храмы | Детская страничка | Медиа | Поздравительные открытки | Фотогалереи | Обратная связь | Обои для рабочего стола | Заставки для мобильных телефонов

© 2006—2013 Пасха.ру
Материалы сайта разрешены для детей, достигших возраста двенадцати лет Условия использования

Если вы обнаружили ошибку в тексте, сообщите нам об этом.
Выделите мышкой область текста и нажмите Ctrl+Enter.
Яндекс.Метрика